Вторник, 12.12.2017, 01:55
| RSS
Главная | • Кузнецов Николай Герасимович - Форум
[Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Вторая мировая » Известные люди второй мировой » • Кузнецов Николай Герасимович
• Кузнецов Николай Герасимович
BOLKwarДата: Среда, 28.11.2007, 17:05 | Сообщение # 1
Продв. Новичек
Группа: Юзеры
Сообщений: 23
Репутация: 0
Статус: Offline
Николай Герасимович Кузнецов родился 11 (24) июля 1904 года в селе Медведки Архангельской губернии в семье крестьян. С 1912 по 1915 годы учился в церковно-приходской школе. Окончил три класса. После смерти отца, в 1915 года, мальчик жил у дяди в Архангельске, а летом возвращался в деревню помогать матери.

13 сентября 1919 года, прибавив два года, Н.Г.Кузнецова зачислили добровольцем на службу на Северодвинскую военную флотилию матросом. К концу 1919 года ему удалось упросить командира назначить его в боевой экипаж на канонерскую лодку. В этом качестве в звании краснофлотца Н.Г.Кузнецов принял участие в Гражданской войне. С изгнанием интервентов флотилию расформировали, а Кузнецова осенью 1920 года отправили на Балтику, в Петроград. Здесь он был зачислен в Центральный флотский экипаж.

С 6 декабря 1920 года по 20 мая 1922 года Н.Г.Кузнецов учился в подготовительной школе при Военно-морском училище. 20 сентября 1922 года его переводят в Военно-морское училище (впоследствии Военно-морское училище имени М.В.Фрунзе). Его зачислили на специальный курс училища.

1 октября 1924 года курсант Н.Г.Кузнецов был допущен к исполнению обязанностей командира отделения. В характеристике на него говорилось: «Развитие выше среднего. Курс усваивает легко. Решителен, выдержан... Говорит коротко, толково, командирским языком... Сжато и грамотно излагает мысль письменно...». В октябре 1925 года он был назначен командиром взвода 1-го курса нового набора.

В мае - сентябре 1926 года Н.Г.Кузнецов участвовал в практическом плавании на линкоре. В его характеристике тогда было отмечено: «Очень способный, общее развитие хорошее. Выдержан. Спокоен. Инициативен. Здоров. Выправка хорошая. Специальная подготовка отличная. Политическая подготовка хорошая. Будет хорошим артиллеристом».

5 октября 1926 года Н.Г.Кузнецов с отличием окончил военно-морское училище и получил звание командира РККФ с зачислением в средний строевой командирский состав ВМС РККА. Как одному из пяти лучших учеников ему было предоставлено право выбора флота. Н.Г.Кузнецов избрал местом своей будущей службы Черноморский флот, крейсер «Червона Украина».

На корабле он был назначен вахтенным начальником этого крейсера, а также командиром первого плутонга и командиром строевой роты. С августа 1927 года до 1 октября 1929 года Н.Г.Кузнецов служил в должности старшего вахтенного начальника крейсера. В очередной аттестации отмечено: «Заслуживает продвижения во внеочередном порядке».

С 1 октября 1929 по 4 мая 1932 года Н.Г.Кузнецов проходил обучение учится в Военно-морской академии, которую окончил с отличием. Начальник Морских Сил РККА наградил его пистолетом с надписью: «Командиру-ударнику Николаю Герасимовичу Кузнецову за успешное окончание академии».

Н.Г.Кузнецов считал, что у офицеров должен быть либо командный, либо штабной склад ума. Сам он относил себя к первой категории. Когда ему после окончания академии предложили службу в штабе с повышением, он попросился на корабль. Отказался он и от должности командира, считая, что еще недостаточно готов к ней.

После учебы в академии Н.Г.Кузнецов - старший помощник командира нового крейсера «Красный Кавказ». За год команда корабля превратилась в дружный, сплоченный коллектив, способный четко действовать в любых сложных условиях обстановки. Н.Г.Кузнецов учился искусству управления кораблем и сам совершенствовал систему обучения. Подготовку экипажа крейсер продемонстрировал в плавании по иностранным портам Турции, Италии, Греции. В 1933 году крейсер вошел в состав боевого ядра Черноморского флота, став одним из лучших кораблей флота.

В ноябре 1933 года капитан 2-го ранга Н.Г.Кузнецов назначается командиром флагманского корабля - крейсера «Червона Украина». В этой должности он пробыл до 15 августа 1936 года.

Этот период службы молодого командира ознаменован важными событиями: была разработана система боевой готовности одиночного корабля, принятая позднее на всех флотах СССР. Был также отработан метод экстренного прогревания турбин, позволивший готовить турбины за 15-20 минут вместо 4 часов, стрельбы орудий главного калибра на самых больших скоростях хода крейсера и на предельной дистанции обнаружения цели. На крейсере начато движение «Борьба за первый залп». Впервые артиллеристы стали использовать самолет для корректировки невидимой цели. Этот факт был отмечен газетой «Красный флот»: «На флоте многие заговорили о методах организации боевой подготовки «по системе Кузнецова».

В 1935 году крейсер «Червона Украина» занял первое место в Морских Силах СССР. Во время плавания на крейсере находился Г.К.Орджоникидзе. Он остался удовлетворенным состоянием корабля, его экипажа и командира и подарил Н.Г.Кузнецову легковую машину. За успехи крейсера на учениях его также наградили орденом «Знак Почета».

В ноябре 1935 года командующий флотом И.К.Кожанов подверг крейсер всесторонней проверке и дал высокую оценку учениям, объявил личную благодарность командиру и всей команде. Позднее в газете «Красная звезда» он опубликовал статью о Н.Г.Кузнецове «Капитан первого ранга», в которой назвал его «самым молодым капитаном первого ранга всех морей мира».

В декабре 1935 года Н.Г.Кузнецов был награжден орденом Красной Звезды «за выдающиеся заслуги в деле организации подводных и надводных Морских Сил РККА и за успехи в боевой и политической подготовке краснофлотцев».

В августе 1936 года Н.Г.Кузнецова назначили военно-морским атташе и главным военно-морским советником, а также руководителем советских моряков-добровольцев в Испании. Им много было сделано для того, чтобы республиканский флот выполнил поставленные задачи. Н.Г.Кузнецову приходилось много ездить по портам, налаживая боевую службу, организовывать прием «игреков» (судов с военными грузами). Его называли «альмиранте», хотя адмиральского чина он еще не имел. Авторитет главного советника был так велик, что при упоминании его имени самые несговорчивые испанские офицеры заявляли: «Не надо говорить с альмиранте, я подумаю, все будет сделано». Его деятельность по оказанию помощи республиканскому флоту была высоко оценена советским правительством: в 1937 году он был награжден орденами Ленина и Красного Знамени.

В июле 1937 года Н.Г.Кузнецов был отозван и вернулся на Родину. В августе того же года он был назначен заместителем командующего Тихоокеанским флотом, а с 10 января 1938 года по 28 марта 1939 года был командующим этим флотом.

В декабре 1937 года постановлением ЦИК и СНК СССР был создан Наркомат ВМФ СССР; в марте 1938 года Н.Г.Кузнецов был введен в состав Главного военного совета ВМФ при Наркомате ВМФ.

В начале командования Тихоокеанским флотом он был всего лишь капитаном 1-го ранга, позднее - флагманом 2-го ранга. Н.Г.Кузнецов не имел опыта командования соединением, но учился на ходу. Проводя мало времени в кабинете, молодой командующий часто бывал в частях и на кораблях, объехал огромное пространство Дальнего Востока, вникал в суть службы, добивался от командиров досконального знания театра военных действий и возможностей противника.

В период двухнедельного конфликта на озере Хасан, когда возникла опасность для Владивостока, Н.Г.Кузнецов изыскивал способы взаимодействия флота с наземными войсками. Ожидая воздушный налет на Владивосток, командующий организовал полномасштабные учения по затемнению, которые выявили недостатки готовности базы и флота. Готовность к нападению - этот вопрос надолго стал важнейшим для Н.Г.Кузнецова. Так как флот - это не только корабли, но и многочисленные береговые службы, верфи и т.п., потребовалось обеспечить всеобщую их подготовку на случай войны. Уже с начала 1938 года Н.Г.Кузнецов организовал тренировки «Тыловое обеспечение боевых операций». Штаб флота разработал систему ступенчатой готовности, которая со временем приобрела всефлотский характер.

23 февраля 1939 года командующий Тихоокеанским флотом одним из первых на флоте принимает военную присягу (новый текст) и дает клятву защищать Родину, «не щадя своей крови и самой жизни для победы над врагом».

Вскоре Н.Г.Кузнецова заметили в столице. 28 марта И.В.Сталин предложил флагману 2-го ранга работу в Москве. Он был назначен заместителем наркома ВМФ, а 28 апреля 1939 года - народным комиссаром ВМФ. Было ему в то время немногим более 34 лет.

Уже в первый день руководства наркоматом Н.Г.Кузнецов потребовал от подчиненных жить нуждами флота и знать все о нем в своей сфере деятельности, уменьшить бюрократическую переписку. Нарком распорядился воссоздать на кораблях кают-компании как место отдыха и воспитания командиров.

Первая проблема, вставшая перед молодым наркомом, состояла в том, чтобы найти место Наркомата ВМФ и свое как наркома в сложившейся тогда системе управления Вооруженными Силами. Это место документами четко определено не было. Не существовало также и документа, регламентировавшего взаимоотношения наркоматов обороны и ВМФ. Каждый наркомат замыкался на одного из заместителей Председателя Совнаркома, а некоторыми руководил лично И.В.Сталин. В этой группе оказался и вновь созданный Наркомат ВМФ.

Новому наркому приходилось решать все вопросы непосредственно со И.В.Сталиным. А это было непросто. Его мнение было решающим. Если он соглашался с предложениями наркома ВМФ, то вопрос решался быстро, а если у него была другая точка зрения, то тогда надо было доказывать и доказывать необходимость осуществления той или иной меры. Требовались компетентность, серьезная аргументация и смелость. Н.Г.Кузнецов обладал необходимой решительностью, ответственностью.

Вся его деятельность была проникнута одной заботой - готовить флот к защите Родины. Остро стояли вопросы строительства кораблей, баз, разработки необходимой документации, обучения и воспитания личного состава. Нарком ВМФ активно вел работу по выполнению кораблестроительной программы, принятой в 1937 году. Но было ясно, что реализовать ее полностью в намеченные сроки нет возможности.

Строилось немало кораблей, однако основные средства шли на линкоры и крейсера, тогда как мало уделяли внимания противолодочным и тральным судам, зенитной обороне кораблей. Н.Г.Кузнецов считал, что надо строить корабли различных классов, но учитывать при этом особенности наших морских театров и вероятного противника. Правительство СССР 19 октября 1940 года пересмотрело планы военного кораблестроения и приняло решение форсировать строительство легких сил ВМФ - подводных лодок, малых надводных кораблей - эскадренных миноносцев, тральщиков, катеров, а крупных кораблей не закладывать. Несмотря на трудности, объем военного кораблестроения возрастал. Накануне войны ВМФ насчитывал более 900 кораблей и обладал значительным боевым потенциалом. Однако, система базирования и организация флота отставали от роста его численности.

Поэтому 25 июля 1940 года, представляя трехлетний план кораблестроения на 1940-42 годы, Н.Г.Кузнецов отметил несбалансированность в развитии сил флота. Лишь 19 октября 1940 года ЦК ВКП(б) и СНК СССР решили пересмотреть программу в пользу легких сил. Однако до начала войны устранить диспропорции не удалось.

В подготовке флота к выполнению своей задачи нарком отводил большую роль учебе непосредственно в море. Уже в мае 1939 года под его флагом состоялись большие учения сил Черноморского флота.

В конце июля 1939 года Н.Г.Кузнецов руководил учениями сил Балтийского флота, а в сентябре нарком уже на Северном флоте вместе со штабом и Военным советом флота составлял более целенаправленные, соответствующие международной обстановке, планы боевой подготовки. В дальнейшем такая практика продолжалась.

Большое значение нарком придавал отработке оперативных готовностей на случай внезапного нападения врага. 11 ноября 1939 года он утвердил первую инструкцию, обязывавшую иметь силы в положении предварительного развертывания и в состоянии боевой готовности к отражению и проведению первых операций. Документ предоставлял право военным советам флотов изменять готовность только с ведома Наркома ВМФ. Оперативные готовности предусматривали:

№ 3 - шестичасовую готовность боевого ядра и наличие на кораблях неснижаемого запаса топлива и боезапаса;

№ 2 - четырехчасовую готовность боевого ядра, когда все находятся в повышенной готовности и способны пребывать в таком состоянии длительное время;

№ 1 - часовую готовность боевого ядра, когда все части готовы к отмобилизованию, усилены дозоры, запрещен вход в базу.

С момента введения данной инструкции о готовностях на флотах были начаты постоянные тренировки по приведению флота в готовности № 2 и № 1, доработка этого документа.

Н.Г.Кузнецов в качестве наркома ВМФ участвовал в переговорах с Англией и Францией. Он был искренне уверен, что при конструктивном подходе государства могли выступить единым фронтом против фашизма. Заключенный с Германией договор о ненападении он считал только средством получить отсрочку, необходимую для перевооружения, и был уверен, что Гитлер непременно нападет на Советский Союз. В декабре 1940 года под руководством Н.Г.Кузнецова были проведены сборы высшего командного состава ВМФ, посвященные изучению опыта первого года мировой войны в Европе и войны с Финляндией, определены недостатки и выработаны пути их исправления.

В середине июля 1940 года нарком издал приказ о введении в действие «Наставления по боевой деятельности штабов соединений ВМФ», а в декабре того же года - «Временного наставления по ведению морских операций (ВМО-40)».

Флоты получили также наставления по организации боевой деятельности военно-воздушных сил, подводных лодок, надводных кораблей. Было разработано положение о тыле, в котором определялись его задачи и функции по обеспечению боевой деятельности кораблей. Приказом наркома вводились в действие новые «Корабельный устав ВМФ СССР» и «Дисциплинарный устав ВМФ СССР».

Нарком принял конкретные и энергичные меры к совершенствованию работы уже действовавших учебных заведений. Прежде всего это коснулось Военно-морской академии. В 1939 году был назначен новый ее начальник - Г.А.Степанов. Теперь она стала подчиняться непосредственно наркому. В 1939 году командные военно-морские училища были преобразованы в высшие учебные заведения. Изменилась программа обучения в них, в результате повысился уровень подготовки выпускников. В 1940 году по предложению наркома ВМФ правительство приняло решение об открытии семи морских спецшкол, чтобы готовить наиболее смелых и талантливых юношей к военно-морской службе. В начале 1941 года решением наркома на острове Валаам (Ладожское озеро) была создана школа боцманов.

В феврале 1941 года Н.Г.Кузнецов приказал увеличить состав боевого ядра флота и издал директиву о разработке оперативного плана войны против Германии и ее союзников.

Значительная работа была проведена по установке противоминных защитных устройств на надводных кораблях и подводных лодках. Задача эта решалась под контролем самого наркома и была в основном завершена перед войной. Исходя из того, что в будущей войне основной задачей флота будет оказание помощи Красной Армии, нарком уделял большое внимание отработке взаимодействия флота и армии. Флотам было выслано Положение о взаимодействии Красной Армии и Военно-Морского Флота. Нарком требовал от флотов решения конкретных вопросов взаимодействия на морях, сам выезжал на флоты, если этого требовала обстановка, или посылал туда своих заместителей.

Накануне войны нарком издал директиву о совместных действиях армии и флота в случае вторжения противника; директива была согласована с наркомом обороны.

Нарком стремится привлечь к флоту внимание общественности. Он предложил ежегодно праздновать День Военно-Морского Флота в последнее воскресенье июля. Празднование Дня Военно-Морского Флота с тех пор прочно вошло в жизнь моряков и всего народа.

Н.Г.Кузнецов принимал решения, не оглядываясь на верхи. В начале 1941 года он приказал без всякого предупреждения открывать огонь по иностранным самолетам-разведчикам, если они появятся над базами флота. 16-17 марта того же года над Либавой и Полярным были обстреляны иностранные самолеты.

Вскоре Н.Г.Кузнецов был вызван к И.В.Сталину и получил выговор за такие действия. Ему велено было отменить свой приказ. Н.Г.Кузнецов отменил, но издал другой: огня по нарушителям не открывать, а высылать истребители для принуждения самолетов-нарушителей к посадке на наши аэродромы.

В апреле - июне 1941 года проводились учения и проверки хода ремонта кораблей, строительства новых баз, аэродромов, фактической готовности флота к переходу на оперативную готовность № 1. Любые недостатки в подготовке кораблей, частей и соединений флота нарком считал чрезвычайным происшествием и приказывал сурово наказывать виновных.

В мае 1941 года по указанию народного комиссара на флотах увеличили состав боевого ядра, усилили корабельные дозоры и разведку. 19 июня 1941 года по его приказу все флоты перешли на оперативную готовность № 2, базам и соединениям предлагалось рассредоточить силы и усилить наблюдение за водой и воздухом, запретить увольнение личного состава из частей и с кораблей. Корабли приняли необходимые запасы, привели в порядок материальную часть; было установлено определенное дежурство. Весь личный состав оставался на кораблях. Была усилена политработа среди краснофлотцев в духе постоянной готовности отразить нападение врага.

21 июня 1941 года после получения в 23.00 из Генерального штаба предупреждения о возможном нападении на СССР фашистской Германии 22-23 июня нарком ВМФ телеграммой потребовал от флотов немедленно перейти на готовность № 1. Еще раньше по телефону флотам было передано такое же распоряжение. Флоты выполнили приказ к 00.00 22 июня. Командующих флотами конфиденциально предупредили о возможности войны.

Все эти меры позволили флотам ВМФ СССР встретить нападение 22 июня 1941 года во всеоружии. От первых налетов гитлеровской авиации на военно-морские базы потерь не было и флот приступил к выполнению заранее разработанных планов.

Получив доклады с флотов о налетах фашистской авиации на базы, Н.Г.Кузнецов под свою ответственность приказал передать флотам официальное извещение, что Германия начала нападение на наши базы и порты, что надо отражать агрессию силой оружия.

Германия, не располагавшая большим флотом, поставила целью брать военно-морские базы с суши. Посему основной задачей деятельности Наркомата и Главного морского штаба (ГМШ) ВМФ стало взаимодействие с армией и авиацией. Кроме того, флот выполнял типичные для него задачи: действия на неприятельских коммуникациях подводных лодок и легких судов, постановку минных заграждений и траление поставленных неприятелем мин, перевозки войск и грузов. На приморских направлениях основным результатом действия флота явилась оборона портов и островов, надолго задерживавшая наступление противника и сорвавшая замысел «молниеносной» войны.

Н.Г.Кузнецов был представителем Ставки ВГК по использованию сил флота на фронтах и членом ГКО, главкомом ВМС (с 1944 г.), членом Ставки ВГК (с 1945 г.). Он лично докладывал в Ставку о положении на фронтах, где действовали силы флота, вносил свои предложения и добивался принятия решения. Он непосредственно участвовал в разработке планов проведения операций, в том числе тех, замысел которых зарождался в Ставке ВГК.

В ходе войны Н.Г.Кузнецов по заданиям Ставки и по своей инициативе выезжал туда, где требовалось его присутствие для решения вопросов боевой деятельности флота. По приказу наркома ВМФ на флоты выезжали начальник и другие работники ГМШ. По мере необходимости Н.Г.Кузнецов обращался непосредственно в Ставку.

Не раз нарком выезжал на фронт. Особенное внимание Н.Г.Кузнецов обращал на взаимодействие с сухопутными войсками. По его указанию Главный морской штаб при содействии специалистов Генштаба разработали «Инструкцию по организации связи и взаимодействия войск Красной армии с кораблями, соединениями и частями Военно-морского флота» (1942), «Наставление по совместным действиям сухопутных войск с Военно-морским флотом и военными речными флотилиями» (1943), «Положение о морском представительстве при фронтах, отдельных армиях и военных округах Красной армии» (1944).

Нарком ВМФ предложил нанести бомбовые удары по Берлину силами авиации ВМФ с аэродромов острова Эзель. Ставка дала согласие, возложив всю ответственность на Н.Г.Кузнецова. За период с 8 августа по 5 сентября 1941 года на Берлин было совершено девять налетов, в которых участвовали десятки самолетов. Бомбардировки причинили определенный ущерб германской столице, но более важным было моральное и политическое значение этих налетов.

В августе 1941 года стало ясно, что Таллин придется оставить, а корабли и войска вывести. Главное командование Северо-Западного направления медлило с принятием решения. Тогда Н.Г.Кузнецов обратился непосредственно в Ставку и получил разрешение на эвакуацию. В неимоверно трудных условиях, при яростном противодействии противника 135 кораблей и транспортов прорвались в Кронштадт. На их борту было более 18 тысяч войск. Все эти силы влились в ряды защитников Ленинграда. Боевое ядро Балтийского флота было сохранено.

Изучив вопрос использования корабельной артиллерии в обороне Ленинграда, нарком ВМФ добился от Генштаба издания директивы об использовании корабельной артиллерии как артиллерии Резерва Верховного Главнокомандования.

Еще на совещании в декабре 1940 года Н.Г.Кузнецов высказал мысль о том, что историю необходимо знать, чтобы она помогала разгадать вероятные способы борьбы противника и найти контрмеры. В декабре 1942 года он это конкретизировал как требование в директиве: «В данный момент важно быстро извлекать непосредственный опыт по проведенным операциям или боевой деятельности флотов с тем, чтобы так же быстро помочь остальным, указать на наши сильные стороны и ошибки».

В декабре 1943 года Н.Г.Кузнецов доложил Верховному Главнокомандованию свои соображения по поводу совершенствования практики оперативного руководства флотами со стороны командующих фронтами. В результате 31 марта 1944 года вышла директива Ставки ВГК, в которой формулировались основные принципы управления силами флота и их взаимодействия с другими видами Вооруженных Сил. Все флоты и флотилии во всех отношениях подчинялись наркому ВМФ. На отдельных этапах войны они могли быть переданы в оперативное подчинение командующих фронтами, округами, армиями, которые могли ставить им задачи, утвержденные Ставкой ВГК. Не связанные непосредственно с фронтами задачи, решаемые только Военно-морскими Силами, должны ставиться флотам и флотилиям лично наркомом ВМФ.

В соответствии с директивой Ставки ВГК нарком ВМФ стал именоваться главнокомандующим Военно-морскими Силами СССР. Директивой Ставки Черноморский, Северный флоты и Беломорская флотилия непосредственно подчинялись наркому ВМФ (Краснознаменный Балтийский флот подчинялся наркому ВМФ с ноября 1944 года).

Директива возлагала на наркома ВМФ и ГМШ обязанность самостоятельно разрабатывать крупные операции, согласовывать их с Генштабом или с командующими фронтами и нести полную ответственность за их проведение.

Нарком самостоятельно ставил задачи флотам по усилению борьбы на коммуникациях противника, высадке десантов, эвакуации грузов, населения и войск, блокаде участков побережья, занятого противником, по содействию сухопутным войскам в операциях по обороне и освобождению приморских городов и территории побережья, защите собственных коммуникаций и нарушению вражеских коммуникаций, по поддержке фланговых соединений огнем корабельной и береговой артиллерии, по поводу снабжения и др.

Силы флота, прежде всего авиация и подводные лодки, активно вели боевые действия на коммуникациях противника. За годы войны ими было потоплено свыше 670 транспортов и до 615 кораблей охранения противника общим водоизмещением около 1600 тысяч тонн. Было также уничтожено в воздушных боях и на аэродромах 5 тысяч самолетов врага, высажено 113 морских десантов. Флоты обеспечили перевозку более 100 миллионов тонн грузов и 10 миллионов человек (в том числе по знаменитой ладожской «Дороге жизни» 1690 тысяч тонн грузов и 1 миллион человек). Северный флот обеспечил проводку 77 конвоев (1464 транспорта) в порты СССР и из советских портов в порты союзников. Одним из первых мероприятий флотов в начале войны по требованию наркома стали минные постановки на путях возможного движения кораблей и судов противника. Всего было выставлено 9218 мин и минных защитников, на которых подорвалось около 110 транспортов и 100 кораблей охранения врага.

Оценку деятельности ВМФ в войне дал Верховный Главнокомандующий И.В.Сталин в приказе № 371 от 22 июля 1945 года в связи с Днем Военно-Морского Флота: «В Великой Отечественной войне советского народа против фашистской Германии Военно-Морской Флот нашего государства был верным помощником Красной Армии. ...Боевая деятельность советских моряков отличалась беззаветной стойкостью и мужеством, высокой боевой активностью и воинским мастерством. ...Флот до конца выполнил свой долг перед Советской Родиной».

78 кораблей ВМФ были удостоены звания гвардейских, около 80 соединений и частей - почетных наименований, а 240 кораблей, частей награждены орденами. 513 морякам присвоено звание Героя Советского Союза, семерым - дважды.

Еще в 1944 году Н.Г.Кузнецову было присвоено звание Адмирала Флота (с 1955 г. - Адмирал Флота Советского Союза). Оно было равнозначно званию Маршала Советского Союза. «За умелое и мужественное руководство боевыми операциями и достигнутые успехи в них» Н.Г.Кузнецов награжден орденами Ленина, Красного Знамени, двумя орденами Ушакова I степени, иностранными орденами.

Как нарком ВМФ Н.Г.Кузнецов участвовал в Ялтинской и Потсдамской конференциях глав правительств союзных держав в 1945 году. В период войны с Японией он был заместителем маршала А.М.Василевского и координировал действия Тихоокеанского флота и Амурской флотилии с сухопутными войсками. Осенью 1945 года, после Потсдама и Хиросимы, Н.Г.Кузнецова срочно вызвали в Москву. По пути нарком набрасывал планы кораблестроения мирного времени. Он считал, что необходимо строить крейсера, эсминцы, подводные лодки, которые себя оправдали, и авианосцы, ибо без авиационной поддержки и надводных сил нет поддержки подводникам.

14 сентября 1945 года Н.Г.Кузнецов был удостоен звания Героя Советского Союза за образцовое выполнение заданий Ставки Верховного Главнокомандования по руководству боевыми операциями флотов в войне против фашистской Германии и милитаристской Японии и личный вклад в победу над врагом.

В послевоенные годы Н.Г.Кузнецов продолжал службу на посту наркома ВМФ и главнокомандующего ВМС. Требовалось восстанавливать разрушенные базы и создавать новые в районах, которые оказались на территории СССР. За время боевых действий износились боевые корабли. Всеми этими вопросами занимался нарком. Статус СССР как великой державы требовал создания мощного флота.

Тогда же шли оживленные споры по 10-летней кораблестроительной программе, представленной наркомом. Н.Г.Кузнецов имел аргументированную точку зрения, отстаивал ее. Он считал необходимым строить корабли с тактико-техническими данными, которые отвечали бы современным требованиям. Он рано оценил перспективность использования на флоте ядерной энергии для кораблей и особенно для подводных лодок. Однако И.В.Сталин был с ней не согласен. В письме на его имя от 30 сентября 1946 года Н.Г.Кузнецов предложил создать при Главкоме ВМС специальный совет по противоатомной защите и применению внутриядерной энергии для движения на боевых кораблях. Первая атомная подводная лодка проектировалась и была заложена в бытность Н.Г.Кузнецова военно-морским министром и Главкомом ВМС.

Н.Г.Кузнецов выступил против принятого И.В.Сталиным в конце января 1946 года решения о разделении Балтийского флота на два, так как считал, что эта мера принесет вред флоту. По указанию И.В.Сталина в 1946 году была проведена проверка деятельности ГМШ, а по существу - главкома. В результате в феврале 1947 года Н.Г.Кузнецов был освобожден от руководства ВМФ.

12-13 января 1948 года Н.Г.Кузнецов и еще три адмирала (Л.М.Галлер, В.А.Алафузов, Г.А.Степанов), работавшие с ним в течение многих лет, были судимы судом чести по обвинению в незаконной передаче союзникам во время войны секретной документации на парашютную торпеду. Хотя вина адмиралов не была доказана, все четверо были признаны виновными, и дела на них были переданы в Военную коллегию Верховного суда. 16 января 1948 года И.В.Сталин утвердил решение суда чести. 2-3 февраля 1948 года Военная коллегия Верховного суда признала виновными всех четверых. Три адмирала, немало сделавшие для победы в Великой Отечественной войне, были лишены всех званий и государственных наград и приговорены к тюремному заключению.

Н.Г.Кузнецов тоже был признан виновным, но в приговоре о нем было сказано, что он имеет большие заслуги перед Союзом ССР в деле организации Военно-Морского Флота как в данный период, так и особенно в период Великой Отечественной войны. Поэтому коллегия постановила только ходатайствовать перед Советом Министров о понижении Н.Г.Кузнецова в воинском звании до контр-адмирала. 10 февраля 1948 года постановлением правительства это решение было осуществлено.

8 марта 1948 года Н.Г.Кузнецова сняли с должности. В марте - июне 1948 года он находился в распоряжении главкома ВМС, после чего был отправлен на Тихий океан.

До февраля 1950 года Н.Г.Кузнецов работал заместителем главкома войсками Дальнего Востока по ВМС, а с 20 февраля 1950 по 8 июля 1951 года - командующим 5-м флотом (на Дальнем Востоке).

В 1951 году И.В.Сталин сменил гнев на милость. Н.Г.Кузнецова произвели в вице-адмиралы. 20 июля 1951 года он был назначен военно-морским министром. В этот период впервые поднимается вопрос о ракетном вооружении ВМС. В результате в 1954-55 годах на кораблях и на берегу появились первые ракетные комплексы.

С марта 1953 года Н.Г.Кузнецов - первый заместитель министра обороны и главнокомандующий ВМС. 11 мая 1953 года Пленум Верховного суда Союза ССР отменил приговор Военной коллегии от 3 февраля 1948 года. Дело за отсутствием состава уголовного преступления было прекращено. 13 мая 1953 года Н.Г.Кузнецов постановлением Совета Министров был восстановлен в звании Адмирала Флота, а решение от 10 февраля 1948 года было отменено. Снова став главкомом ВМС (а после реорганизации Военного министерства и Министерства военно-морского флота в Министерство обороны СССР назначили первым заместителем министра обороны - главнокомандующим Военно-морскими силами СССР), он приложил много сил для принятия реалистичной, отвечающей интересам государства программы развития флота. В этом он встречал яростное сопротивление некомпетентных, но стоявших у руководства страной лиц, в частности Н.С.Хрущева. В конце концов программа строительства сбалансированного флота была принята и начала реализовываться еще при Н.Г.Кузнецове. Создан ракетно-ядерный флот, ставший важнейшей составляющей надежной обороны страны.

В марте 1955 года Н.Г.Кузнецову присвоили звание Адмирала Флота Советского Союза. В мае 1955 года он перенес инфаркт и просил министра обороны, Г.К.Жукова, освободить его от должности и дать ему работу меньшего объема. Но просьба его была оставлена без ответа. Г.К.Жуков, расценил обращение как нежелание работать с ним и предложил назвать человека, который мог бы принять должность. Н.Г.Кузнецов предложил С.Г.Горшкова.

В начале декабря 1955 года Н.Г.Кузнецова, который из-за болезни уже длительное время по существу не мог руководить флотом, сняли с должности главкома за якобы «неудовлетворительное руководство ВМС». Непосредственной причиной к отставке стала гибель линейного корабля «Новороссийск» в Севастополе 29 октября 1955 года.

С декабря 1955 года по февраль 1956 года Н.Г.Кузнецов находился в распоряжении министра обороны. В феврале 1956 года он был понижен в звании до вице-адмирала и уволен с военной службы. Только 26 июля 1988 года Президиум Верховного Совета СССР принял указ о восстановлении Н.Г.Кузнецова в воинском звании Адмирал Флота Советского Союза.

Оставленный без должности, Николай Герасимович энергично взялся за литературную деятельность. Три года он собирал материалы, писал свои воспоминания. В 1965 году книга «Накануне» была готова, но к читателю пришла не сразу. Одна за другой выходили книги воспоминаний флотоводца о его службе в Испании и участии в управлении флотом в годы Великой Отечественной войны: в 1971 году - «Накануне», «На далеком меридиане», «На флотах боевая тревога», в 1975 - «Курсом к победе» и другие. Книги давались Н.Г.Кузнецову нелегко, были выстраданы. Основной целью автора явились выводы о прошедшем, из которых следовало извлекать уроки на будущее. Один из немногих мемуаристов флагман затрагивал вопросы стратегии.

В декабре 1974 года ему сделали операцию на почке. Больное сердце не выдержало, и 6 декабря 1974 года он скончался. Похоронен Н.Г.Кузнецов в Москве на Новодевичьем кладбище.

Именем адмирала был назван флагман российского флота - тяжелый авианесущий крейсер. Имя Н.Г.Кузнецова было присвоено Военно-морской академии. На здании Главного штаба ВМФ открыта мемориальная доска. В галерее флотоводцев Российского государственного историко-культурного центра при Правительстве Российской Федерации помещен портрет Н.Г.Кузнецова. В городах Котласе, Архангельске и Санкт-Петербурге есть улицы, названные именем адмирала Н.Г.Кузнецова, а на его родине, в деревне Медведки, создан мемориальный музей. По Северной Двине плавает теплоход «Адмирал Н.Г.Кузнецов». В 1997 году в Москве был учрежден Фонд памяти Адмирала Флота Советского Союза Н.Г.Кузнецова. В год 95-летия флотоводца его именем назван утес в Тихом океане.

За заслуги перед страной адмирал награжден четырьмя орденами Ленина, тремя орденами Красного Знамени, двумя орденами Ушакова 1-й степени, орденом Красной Звезды.

Прикрепления: 3117324.gif(13Kb)
 
Форум » Вторая мировая » Известные люди второй мировой » • Кузнецов Николай Герасимович
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Сделать бесплатный сайт с uCoz